Короткие Анекдоты за 30 сентября

Кот ненавидит воду. Стираем его в крайнем случае. При этом он раздирает всем руки, орёт и пытается вырваться уже на подходе к ванной. На днях нашли новый способ. Больше воды он боится пылесоса, так вот кота занесли в ванную и в коридоре включили пылесос. Сидел в тазике тихо-тихо.

* * *

Живет в нашем доме татарин Равиль. Тварь редкостная. Делает, как ему удобно, на соседей кладет с прибором. Припаркует у подъезда свою беху, раскорячится. Чтобы её объехать другим автовладельцам приходится через бордюр на газон вылезать. И по-хорошему с ним говорили, и ругались, и машину грозились спалить – похрен. Ржёт и скалится. А тут ночью у нас гроза бушевала с ливнем и ветром. Так у него на машине сигнализация постоянно срабатывала. Он выскочит на балкон, кнопочку на брелоке нажмет – во дворе тишина до следующего раза. Весь дом не спит. Мужики ему обещают этот брелок в задницу запихнуть. Вскоре запарился он туда-сюда бегать, спустился вниз да закрыл двери в машине ключом. А утром весь дом увидел: в люке его БМВ торчит лом, на нём свиная голова болтается. И через дырку в крыше в салон воды натекло. Вот такой подарок от анонимного почитателя.


* * *

Как укротить «мать-одиночку»

Есть у нас одни знакомые, семейная пара, Анна и Олег. Им немного за сорок и у них нет детей. Нет, они не чайлдфри, стать родителями не позволило здоровье. Когда стало понятно, что своих детей у Ани не будет, Олег сказал, что для счастливой жизни ему нужна только жена, и можно прожить отлично и без детей. Что они и делают. Честно говоря, я считаю их жизнь идеальной. Ребята много путешествуют, занимаются спортом, и очень даже счастливы. Все в их жизни продумано до мелочей, будь то ужин или поездка на Мачу-Пикчу. Лишь одно омрачило их жизнь. Далее со слов Анны.

- Новую квартиру мы искали год. Нажившись бок о бок с алкашами, основным критерием было наличие адекватных соседей. Наконец мы нашли идеальную квартиру, угловая, последний этаж, снизу пара в возрасте и молодожены в соседней однушке. Сделали ремонт, переехали и прожили два года в мире и согласии, пока у соседей не родился ребёнок и они не продали квартиру. Заехала в однушку молодая мама с дочерью, лет четырёх. И тут начался ад. С понедельника по пятницу мама орала на дочку, дочка орала просто, потому что орут на неё. Все это продолжалось часов до трёх ночи. В выходные девочку куда-то сплавляли и начинался непрерывный девичник. После всех угроз с нашей стороны, музыка убавлялась, но «лошадиный» ржач становился ещё громче. Под утро их пробивало на «попеть». Только мне удавалось уснуть, как я вскакивала от протяжного «угнаааала тебяяя, угналаааа». И уйти некуда, у нас же, блин, пространство! Ни стен, ни дверей. Меня уже начал бесить так любимый мною ремонт.

А потом она завела собачку. Маленькую такую, вертлявую и жутко голосистую. И ко всему этому ору прибавилось ещё и кряканье, именно такие звуки издавал этот шпиц. Я уже привыкла к вони мусорных пакетов, которые эта мать-героиня оставляла на ночь в тамбуре, но однажды я вляпалась в говно. Прооравшись до глубокой ночи, спала мамаша до обеда и конечно она не придумала ничего лучшего, как отправлять гулять собачку в тамбур. Теперь ещё и утром приходилось выходить с особой осторожностью, мелкий шпиц так и норовил просочиться к нам в гости. Пару раз проскальзывал. Как в мультике. Кот наш орет на люстре, кругом перья, мы с мужем пытаемся поймать мелкую боеголовку с разрушающим зарядом.

На все претензии был один ответ, отвалите, я мать, мне тяжело, я одна воспитываю дочь. Когда я попросила пораньше укладывать ребёнка, чтоб дать всем выспаться, ответ был шедевральный: - у нас маленькая квартира, ребёнку негде играть, вот вы без детей в ста метрах, можете брать ее вечером. Ага, прям мечтаю заниматься чужим ребёнком каждый вечер. Тамбур захламлялся все больше, ор становился все громче. И ведь мы сначала не ругались. Когда появился первый пакет с мусором, я, понимая, что сложно одной жить с ребёнком предложила ей помощь. Но пофиг. У меня ребёнок, вы все мне должны.

В конце концов я не выдержала и пошла к участковому. Тот поохал, искренне мне посочувствовал, сказал, что помочь он ничем не может, но посоветовал один вариант. Написать жалобу в опеку. Я удивилась:

- А причём тут опека? Она же вроде ребёнка не бьет, когда девочка дома, пьянки не устраивает. На что был дан ответ:

- Если хочешь нормально жить пиши заявление. Текст примерно такой. Данная гражданка нигде не работает, занимается проституцией в квартире, где находится ребёнок. Девочку, вероятно, избивает, так как та постоянно в синяках. Прошу проверить и принять меры.

Вышла я из полиции в гневных чувствах. Не буду я ничего писать, это просто подло. Лучше я звукоизоляцию сделаю и вообще в гардеробной спать буду, там вроде не так слышно. Так я прожила ещё пару месяцев и поняла, что готова не только солгать, ради спокойной жизни. Я была готова отправить вечно орущего ребёнка в детский дом, собаку сдать в цирк, а мамашу расстрелять. Я реально их всех ненавидела. Я хорошо отношусь к детям. Племянники мечтают остаться у нас с ночевкой, мы ставим палатку, смотрим ужастики и вовсю веселимся. Но эту девочку я ненавидела.

Опека сработала оперативно. В девять утра понедельника на пороге стояла комиссия. Я даже не пошла на работу и приложила ухо к стенке. Это было прекрасно! Собачье говно в тамбуре, заспанная мамаша, срач в квартире, гора бутылок, после выходных. Я ликовала! И мне не капельки не было стыдно. Тетки из опеки вцепились намертво. Уж не знаю, чем они ей грозили, но как итог, соседка устроилась на работу, отдала дочку в садик и избавилась от собаки. И теперь у нас полнейшая тишина и полный релакс. Правда она больше с нами не здоровается, ну и ладно, уж это я переживу.

Вот такая вот история. Я даже не берусь судить, правильно ли поступила Аня. Во всяком случае, всем пошло на пользу.


* * *


Не жалею

Отработал хирургом почти двадцать лет. И, наверное, повезло мне так, что пациенты не жаловались никогда. За последний месяц одному кисть пришил, когда её бензопилой отрезало. Другому колено собрал. Были и опасные операции и просто длительные многочасовые. Но все пациенты в конце приходили благодарить. А если не приходили, то за них родственники всегда шли.

Есть у меня один сосед по даче. Его участок далеко от моего, но общаемся достаточно. Он очень противный. Ему только-только стукнуло прошлым летом 40, а выглядел на все 50. Очень скверный характер, считает, ему все должны. Для простоты буду называть его Васильевым. Васильев думает, что за те несчастные копейки налогов, что он отдаёт бюджету, каждый врач, гаишник и учитель обязан облизывать его нижние полушария.

Естественно, все представители этих ремёсел ниже него по жизненному статусу. Когда мы с ним однажды вместе шли с вёдрами к скважине, у нас выдался короткий, но примечательный разговор. Васильев похвастался тем, как пару лет назад засудил одного врача реанимации, когда тот откачал его при остановке сердца.

Во время непрямого массажа сердца повредились рёбра и усугубилась невралгия, которой Васильев страдал уже десятилетие как. Врача отстранили, а затем уволили по статье с записью в личное. Васильев поднапрягся и ещё отсудил у него энное количество денег. Я ещё удивился: на моей практике ни разу не увольняли реаниматологов. А тем более их не удавалось засудить. Ни один главврач не допустит такого, больницы держатся за свой персонал крепко. И как можно судить человека, который тебе жизнь вообще-то спасал?

Васильев довольно погладил хлипенький ус и недвусмысленно обозначил свои связи в нужных местах с нужными людьми. Пациенты нередко идиоты, но чтоб такие — впервые видел. Спрашиваю его, а как же врачу надо было поступить тогда, не спасать тебя что ли?

— А мне всё равно, как бы он поступил — заржал сосед. — Если бы я умер, то мне уже всё равно было бы, а так всё что смог с него поиметь — всё выдоил. И мог он меня спасти без ломания рёбер или не мог, это не моё вообще дело.

— А в чём тогда твоё дело?

— В том, что я смог у этих иждивенцев вернуть из своих налогов.

Дальше я молча нёс вёдра и много думал.

У врачей не принято распространяться о профессии. Потому что сразу же ты перестаёшь быть для окружающих человеком, и интересен им лишь как личный доктор. В любом случае, поверьте на слово, из чистосердечных признаний «я врач», ничего хорошего не выходит. НИ-КО-ГДА.

И вот какая-то нечистая душа заприметила у меня огромный чемодан «аптечки» и соседи сделали выводы. Теперь каждый приезд на дачу меня встречала толпа, чтобы одолжить лекарств и проконсультироваться. Я хирург, как я вас буду консультировать, дурни?!

Но вслух, конечно, отрицал всякие свои связи с врачебным делом. А потом как-то работы навалилось со всеми нововведениями. Зимой, весной и летом на даче не появлялся. Когда в сентябре приехал, надеялся, что забыли про соседа с кучей бесплатных лекарств.

Ан нет — только калитку отпирать начал, бежит с дальнего конца участков соседка. Нехорошо как-то бежит. Точно что-то случилось, за километр видно, что не лопата понадобилась. Ещё тридцать метров не добежала до моего забора и кричит:

— У Васильева приступ! – я даже ключи крепче сжал.

— Какой приступ? – соседка запыхалась совсем, но на последнем издыхании выдаёт: «сердце».

— В скорую звонили, они едут уже. Иди скорее помоги, ты врач же, ему плохо, он лежит совсем никакой. – Я её слушаю и понимаю, что скорая не успеет. Ближайшая подстанция почти в тридцати километрах отсюда. Ну совсем никак не доедет. И скорая это знает. Они не пошлют машину так далеко, когда недавно дожди сильные прошли. Многие сейчас по ментовским вызовам на дорожные аварии выезжают.

— Какой Васильев? – спрашиваю.

— Из зелёного трёхэтажного, на выезде почти участок.

— Не знаю оттуда никого.

— Ну какая разница, пошли быстрее. Бери чемодан свой, а то ещё неизвестно, когда врачи приедут, а он уже минут десять лежит весь белый.

— А я-то что? Я не врач, как я ему помогу?

— Как не врач? А всем посёлком к тебе за лекарствами ходим, ты всё знаешь всегда. Пошли быстрее!

— И что, что знаю. Ну дам я ему таблетку какую-нибудь, а ему хуже станет. Я права не имею.

Соседка как рыба молчит, глазами хлопает, рот открывает.

— Я не пойду никуда и лечить его не буду. Тут не больница. — Открыл калитку и пошёл в дом. Соседка у забора с минуту постояла, а потом убежала назад.

Васильев умер. За ним приехали через два часа и констатировали. Мог бы, конечно, его тогда спасти. Но пока в интернете есть хоть какая-то анонимность, с чистой совестью признаю, что не жалею. Пока такие мрази, как он, пытаются засудить врачей, спасающих жизни, люди будут умирать. Так пусть лучше умирают такие как

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

6
Другие новости

Оставить комментарий

Марго Лесная
Марго Лесная Добавил(а) :
30 сент. 21:42 #
ПивоРыбкаТортик
Люблю такие короткие анекдоты)) Спать после них хочется-это класс
Люблю такие короткие анекдоты)) Спать после них хочется-это класс
Просто прохожий
Просто прохожий Добавил(а) :
1 окт. 21:45 #
ПивоРыбкаТортикЛифчикЗонтик - 3000 комментовЧайник - 7000 комментовБарабан - 15000 комментовКоньяк за первую публикацию
Прочитал только первый...
Прочитал только первый...

показать все комментарии (8)

Написать комментарий:


Привет, Гость!

Для отправки комментария введи свои логин (или email) и пароль

Либо войдите, используя профиль в соцсети
МАТ в камментах - БАН 3 дня!