Забавные истории за 21 октября

Слышишь дрон – не знаешь, где он (древнеармянская пословица).

* * *



Забавная история из начала семидесятых годов прошлого века. Мой муж был командирован в одну из небольших стран Западной Африки на 3 года. Тогда на такой большой срок советских граждан отправляли с семьями, вместе с мужем полетела и я с маленьким ребёнком. Перелёт был довольно сложный. Из Москвы летели на ИЛ-18 в Лагос (тогда столицу Нигерии) с промежуточной посадкой в Триполи, а в Лагосе пересаживались на самолёт местной авиакомпании.
Столица страны, в которой мы жили, была застроена со времён бытности французской колонией одно- двухэтажными виллами, в некоторых из них ещё сохранялись земляные полы. Чем более современными были кварталы домов в европейском стиле, тем дальше они располагались от центра города.
Советские граждане, командированные МИДом, жили в основном в посольском доме на соседней с посольством улице. Работники торгпредства, ТАСС, консул, советник посольства, корреспондент газеты «Правда» жили в городе на разном удалении от посольства. Вся советская колония не превышала 50-ти человек.
Климат в стране - экваториальный, температура в зависимости от сезона (сухой или влажный) колеблется от 25 до 32 градусов по Цельсию. Соответственно одеваться хочется во что-нибудь лёгкое и натуральное. Перед отъездом купила в ЦУМе сатиновый костюмчик: брюки (не шорты, боже упаси) и кофточка под горлышко, плечи прикрыты, спереди кофточка доходила до бёдер, но вот спинка заканчивалась на сантиметр ниже застёжки лифчика, т.е. часть моей спины, о ужас!, была голая. На тот момент мне было 27 лет, никаких складок на спине и выступающего живота, кожа гладкая. Оскорбить взоры окружающих я не могла ещё и потому, что местные дамы, не работающие с европейцами, разгуливали топлесс, просто обернув бёдра куском ткани, довольно ярко раскрашенной. Второй кусок ткани сворачивался в жгут, кольцо из этого жгута клали на голову, а на него водружался эмалированный таз, заменяющий местным матронам и дамскую сумочку, и пластиковые пакеты, которые в те годы не были распространены. Зато осанка у африканок была царская.
В один прекрасный день в эту африканскую страну приехал с инспекцией высокопоставленный чиновник со Старой площади. Проверял, как советские граждане живут и работают так далеко от границ Родины. Событие не рядовое, поэтому при объезде мест проживания работников визитёра сопровождали лично Посол Советского Союза и дипломаты высокого ранга. Поскольку время было рабочее, в доме были только мы с малышом. Все пояснения высокой персоне давал Посол, всё в доме было в порядке, замечаний не было. Моё участие в разговоре свелось к «Здравствуйте, проходите пожалуйста!» и «До свидания».
Спустя приблизительно полчаса (время комиссии доехать до посольства и расположиться в кондиционированном помещении с охлаждёнными напитками) звонит огорошенный муж: «Начинай собираться, нас высылают в Москву в 48 часов, руководителю - выговор». Вскоре приезжают муж и руководитель подразделения и объясняют, что по мнению инспектора я непотребно одета, позорю высокое звание советского человека, поддалась развращающему влиянию запада и т. д., и т. п. Высылка означала полный крах карьеры мужа и несмываемое пятно на репутации.
К швейным изделиям обычно прикрепляется картонка с указанием реквизитов. Такую картонку от шокирующего инспектора костюмчика я, по счастью, не успела выбросить. А на картонке кроме артикула было напечатано, что данное изделие сшито советской фабрикой в соответствии с ГОСТом, следовательно рекомендуется советским женщинам. К подобной картонке всегда был пришит кусочек ткани с пуговичкой, так что её принадлежность к скандальному костюму сомнений не вызывала.
Свидетельство происхождения костюма было незамедлительно представлено пред светлы очи, на что было снисходительно промолвлено: «Идите, работайте».

* * *


Сяоми сделали зарядку, которая заряжает за 20 минут. В ответ Эппл сделали зарядку, которая заряжает за 20 баксов.

* * *


Чтоб статистику не портить

Так уж вышло, что мои механики на вахте заразились ковидом, пять человек.

Двоих отправили домой, трое решили остаться на квартире, чтобы никого больше не заразить и ждать выздоровления.

Положительные анализы пришли позавчера на них, вчера вечером мне позвонил человек и представился сотрудником Роспотребнадзора по мухоршибирскому району респ. Бурятия.

В целом все в общих делах как обычно, но конец разговора меня поверг в шок.

Р-надо ваших сотрудников по домам развозить!

Я-зачем? Чтобы они там всех заразили? (у каждого семья, первый уехавший заразил жену и двоих детей, благо все легко болеют).

Р-чтобы вы нам статистику не портили, завтра же их перевезут в Улан-Удэ.

Я-никто и никуда не поедет, выписывайте предписание, если на то пошло.

Р-понятно, всего доброго. И положил трубку.

Роспотребнадзор, але!!! Вы готовы распространять заражение, но лишь бы не на вашей территории случаи регистрировались?

© Scearllz


* * *




Ещё в советские годы был откомандирован в составе группы из пяти инженеров в один из глухих колхозов нашей необъятной родины.
В первый день по прибытии решили отметить начало трудовой деятельности. У каждого с собой естественно было. Естественно, этого оказалось недостаточно.
Вопросом, где взять ещё, озадачили хозяйку, к которой были определены на постой.
Та, секунду подумав, сообщила, что самогоном можно разжиться в соседней деревне. Далеко ли та деревня? Если по большаку, то вёрст десять. Напрямую, через поле, шесть. А если вдохнуть жизнь в мотоцикл «Минск», принадлежащий её сыну, который проходит срочную службу в рядах Советской Армии, то до заветной цели окажется и совсем рукой подать.
Нет такого средства передвижения, за исключением разве что дохлой лошади, которое не могли бы оживить пять технарей, жаждущих продолжения банкета.
Впрочем, мотоцикл оказался не в таком уж плохом состоянии. Он был извлечён из гаража, подвергнут техосмотру, и через полчаса уже мог перемещаться без участия мускульной тяги.
В добрый путь был отправлен самый трезвый, ответственный, а главное - единственный, кто владел опытом передвижения на столь экзотическом транспортном средстве.
Остальные остались ждать в томительном предвкушении.
Вернулся гонец значительно позже предполагаемого срока. С самогоном. Но при этом – пешком, крайне дурно пахнущий, и с ног до головы покрытый неким субстратом, который на поверку оказался обыкновенным куриным дерьмом.
Что выяснилось? Гонец выбрал естественно кратчайший маршрут, через поле, и двигаясь чётко в указанном хозяйкой направлении вскоре достиг своей цели. Совершив сделку купли-продажи, он двинулся обратно. И на обратном пути угодил в огромную яму, вырытую посреди поля и до краёв наполненную жидким куриным помётом.
Как водится, разом сошлись в одной точке множество неблагоприятных факторов. Сумерки, лёгкая нетрезвость, отсутствие практического опыта вождения, и полное незнание местности. Кроме того, выяснилось что свет и тормоза не являются сильной стороной чуда советского мотостроения.
Когда группа спасателей, взбодрив дух привезённым самогоном, выдвинулась к месту происшествия, из ямы с дерьмом торчал только краешек фары. С помощью лебёдки и такой-то матери мотоцикл был извлечён, отмыт, и за несколько дней, в свободное от работы время, перебран практически до винтика, в результате чего стал краше нового.
Через несколько дней, в субботу, планировалась баня, и потребность посетить соседнюю деревню естественным образом возникла снова. Отправлен был тот же гонец. Как человек, уже имеющий практический опыт и знание местности. Единственным условием было передвигаться строго по большаку, тщательно избегая каких бы то ни было прямушек.
Вернулся гонец, как и предыдущий раз, значительно позже предполагаемого срока. Как и прошлый раз он пришел пешком, весь с ног до головы в курином говне, к тому же с разбитым в кровь лицом и огромной шишкой на голове.
Что выяснилось? Выяснилось, что на большаке тоже встречаются ямы, только ничем не заполненные, а просто так себе ямы. В одну из таких ям на полном ходу гонец и угодил передним колесом. Сам мотоциклист при этом отделался ссадинами и шишкой на голове, а вот мотоцикл оказался полностью не способен к дальнейшей эксплуатации. Сочтя эти повреждения недостаточным основанием для прерывания экспедиции, гонец спрятал бесполезный уже мотоцикл в кустах, и продолжил путь в деревню пешком. Там он совершил сделку купли-продажи, и двинулся в обратный путь.
Разница в четыре версты несущественна для мотоциклиста, но весьма существенна для пешехода. Поэтому обратно гонец решил идти прямушкой, через поля. И где-то по дороге угодил ровно в ту же яму с куриным дерьмом. Роковую роль сыграли всё те же сумерки, а также то, что гонец всю дорогу регулярно прикладывался к болеутоляющему.
Мотоцикл вернули на место, привели в порядок, загнали в сарай, сарай закрыли на замок, а ключ отдали хозяйке с наказом не давать его никому из них ни при каких обстоятельствах. А за самогоном с тех пор ходили исключительно пешком и минимум по двое.
Потому что для целеустремлённых людей шесть вёрст не расстояние.

* * *



Мохаммед Али говорил, что он отжимается, пока не почувствует боль, и ещё 10 раз. У меня то же самое с черешней.

* * *

Не люблю вспоминать школьные годы. Звездой школы я отнюдь не был, а был толстеньким малорослым пионером с дурацкой челочкой, делавшей мою круглую физиономию еще круглее. С одноклассниками кое-как ладил, давая им списывать, а за дверью класса начинался ад, кишащий чудовищами. Спокойно пройти мимо группы парней из параллельного класса или постарше было невозможно: дразнили, ставили подножки, щипали за бока и щеки, пачкали пиджак меловой тряпкой, играли моим портфелем в футбол и мной самим в пятый угол, толкая от одного бугая к другому. Было не больно, но очень унизительно, я презирал себя за то, что не могу дать отпор. Доставалось не мне одному, как зажимали девочек и лезли им в трусы – это отдельная тема, но сейчас я о себе.

Во дворе я предпочитал играть с ребятами помладше, а со своими обидчиками сталкивался только когда посылали в магазин. Они стояли в подворотне и отбирали у проходящих мелочь. Не всю, чтобы не дошло до родителей, стандартная такса составляла 20 копеек. Если сказать, что денег нет, заставляли прыгать и слушали, где звенит. В школе тоже отбирали, но в школу я давно перестал носить деньги, не совсем тупой. А с магазинной сдачи покорно платил налог и чувствовал себя измазанным в дерьме.

Однажды я угодил на месяц в больницу, то ли с бронхитом, то ли с воспалением легких, то ли с одним, перешедшим в другое, не помню. Про обитательниц палаты для девочек как-нибудь еще расскажу, а в палате мальчиков я оказался Гулливером среди лиллипутов: мне было почти 14, а им – от четырех до восьми. Да, такие мелкие дети лежали в общей палате сами, без мам, и нянечки заходили не слишком часто.

Кроме меня и мелюзги был еще десятилетний дебил Валера. Дебил в медицинском смысле или, может, олигофрен, в общем умственно отсталый. Он даже разговаривать толком не умел, мог сказать «дай», «отстань» и еще несколько слов, а остальные чувства выражал мычанием и неразборчивым матом. Бывают дурачки добрые и веселые, но Валера был злобным и агрессивным. Его никто не навещал, и он терроризировал малышей. Отбирал у них игрушки и сладости, прямо изо рта выхватывал и сжирал. А если отобрать было нечего, то бил их, кусал, дергал за волосы, выкручивал руки и смеялся своим дебильным смехом, когда они плакали. Нянечки пытались его увещевать, но стоило им выйти, он принимался за свое.

Когда он при мне стал выкручивать малышу руку, я в первый момент растерялся. Я был намного его старше, выше и сильнее, но это же надо решиться ударить человека, даже такого. Как сейчас стоит перед глазами его мерзкая огромная башка, неровно постриженная, в каких-то шишках и лишаях, замазанных зеленкой. По этой башке я и влепил ядерной силы щелбан. Это я умел, во дворе была популярна игра в Чапаева, где надо щелчками сбивать шашки с доски.

Ребенка он отпустил, но ничего не понял. Чтобы вдолбить дебилу логическую связь между его поведением, мной и внезапной болью в башке, понадобилось врезать ему раз десять, не меньше. Наконец дошло, он начал меня бояться, и щелбаны стали больше не нужны. Я просто складывал пальцы в позицию для щелчка, крутил рукой в воздухе и громко говорил:
- Ж-ж-ж, пчелка летит. Сейчас ужалит Валеру, больно будет. Что надо сделать?
Услышав про пчелку, он бросал свои пакости, закрывал голову руками и прятался от меня под кровать. Малышня радостно смеялась.

В палате наступил золотой век. Просвещенная монархия с добрым и справедливым королем в моем лице. Я читал детворе Жюль Верна и Вальтер Скотта. То есть помню картинку, как они рядком сидят на соседней кровати и слушают, но это же толстенные тома, я бы охрип уже на первых главах. Видимо, в основном читал про себя, а вслух – только отдельные фрагменты. Еще мы играли в Чапаева, я давал им максимальную фору, играл одной левой, без «штычков» и «ножниц», одной шашкой против восьми и все равно всегда выигрывал, но они не обижались. Валера настороженно наблюдал за нами из своего угла, и если видел, что я в игре готовлю пальцы к щелчку, с воем забивался под кровать. Одни дети выписывались, приходили другие, и старожилы объясняли новичкам обстановку: на завтрак каша, на обед котлета, утром меряют температуру и колют в попу, туалет вон там, это Филя, он добрый и с нами играет, а то Валера, он злой, но никого не трогает, потому что боится Филю.

Когда выписали Валеру, а через несколько дней и меня, уже шли летние каникулы. Остаток лета я провел в пионерлагере и у тети в деревне, а по возвращении пошел в магазин и нарвался на сборщиков дани. Трое или четверо, во главе с самым здоровым – Зигой (от фамилии Зыгарев). Зига привычно окликнул меня:
- Эй, дай двадцать копеек!

Вот тут, так сказать, пуант. Были у меня эти 20 копеек, и ничего не стоило их отдать. Но, прожив целый месяц в роли доброго великана – защитника слабых, я не сумел переключиться на роль униженного чма. Не замедляя и не ускоряя шага, не повернув головы кочан, я бросил через плечо, подражая кому-то из книжных героев:
- Нищим не подаю!

И прошел мимо, истекая холодным потом от собственной наглости. Услышал шаги позади, но продолжил шагать в том же темпе, изо всех сил уговаривая себя: не побежать, не побежать! Бежать было бесполезно – догонят в два счета – но ужасно хотелось.

Зига догнал меня, повернул за плечо, процедил сквозь зубы:
- Повтори, что ты сказал?
- Нищим не подаю, - повторил я, умирая от страха.

Он коротко ударил меня кулаком в зубы, сплюнул и вернулся к своим. Удар был довольно сильный, я пришел домой с разбитой губой и полным ртом крови. Зуб пошатался, но устоял. Родители как обычно были на работе, но бабушка всегда сидела дома и всегда во всё лезла, пришлось соврать ей, что споткнулся на лестнице.

Я с ужасом ждал мести, но ее не случилось. Наоборот, с меня перестали требовать дань. Сейчас думаю, что логично: я показал, что тычка в зубы не боюсь, а наносить более серьезные увечья значило нарываться на привод в милицию, оно им надо? Хватало тех, кто отдавал свои копейки без сопротивления. Они ведь не были ни бандитами, ни гопниками в современном смысле, просто мелкая шантрапа. В школе меня еще пошпыняли, но редко и без энтузиазма. А потом начались пуберантные перемены, я похудел, вытянулся, отпустил почти битловскую шевелюру, первым в классе отрастил усы, и от меня окончательно отстали.

Казалось бы, хеппи-энд. Но сейчас, пока я всё это записывал, вспомнил затравленный взгляд Валеры, как он смотрел на меня из-под кровати. Похоже, я стал для него тем, чем для меня был Зига. Нет, конечно, я был тысячу раз прав, защитив от него маленьких. Но что-то никакой гордости по этому поводу не испытываю, одну тоску и брезгливость. Сложная штука жизнь, ничему она нас не учит.


* * *

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

4
Другие новости

Оставить комментарий

Человек Прохожий
Человек Прохожий Добавил(а) :
2 нояб. 18:30 #
ПивоРыбкаТортик
Как сделать пост? — Просто надёргать историй с "Пикабу". )))))
Как сделать пост? — Просто надёргать историй с "Пикабу". )))))

Написать комментарий:


Привет, Гость!

Для отправки комментария введи свои логин (или email) и пароль

Либо войдите, используя профиль в соцсети
МАТ в камментах - БАН 3 дня!