Почему моряки в южных морях не ловят рыбу для еды?






Читая об экспедициях Колумба или Магеллана, мы удивляемся одной странности. Каравеллы мореплавателей шли через сардинные отмели Карибского моря, они встречали косяки тунцов, в запасах корабельного имущества были рыболовные крючки и сети, но, пока они были в океане, они практически не ловили рыбу!

Картограф Магеллана Антонио Пигафетта сухо сообщает в своём дневнике: "Мы выловили много рыб при помощи железных крюков, но они непригодны для еды". Как именно непригодны, он не уточняет, но как раз в это время состав экспедиции сокращается почти на сорок человек.

В чем же дело?


Ему вторит англичанин Артур Барлоу: "Частенько матросы вылавливали из воды рыбу и, алча свежей провизии, тут же употребляли её в пищу. Это занятие считалось весьма рискованным, и чтобы как-то обезопасить себя, в котёл для варки опускали серебряную монету или любую серебряную вещь: если она чернела, рыба считалась ядовитой". Очень странно. Конечно, в южных морях и на Карибах водились неизвестные рыбы, странные на непривычный взгляд и возможно опасные. Но ведь там же ловилась и рыба, известная европейцам: морской окунь, макрель, тунец и так далее. Неужели их тоже нельзя было есть?




Да, нельзя. До сих пор в рыбацких портах от Карибского моря до Вьетнама можно увидеть предупреждающие знаки: Опасно, сигуатера! Это очень страшно, когда от обычной скумбрии или трески, не отличающейся от таких же, выловленных и съеденных в прошлом, вдруг начинает сильно болеть живот, темнеет в глазах, не хватает дыхания. Человек, съевший такую рыбу, несколько дней лежит пластом; о том, чтобы выполнять хоть какую работу, нет и речи. "Это про сигуатеру, день шестой ... Держать руки над клавиатурой довольно трудно. Как и сохранять полувертикальное положение за столом", - пишет современная яхтсменша, отведавшая морского окуня. Почему же обычная рыба вдруг становится такой ядовитой? Точный ответ на этот вопрос нашли не так давно. Яд нашли в микроскопических одноклеточных существах вида Gambierdiscus toxicus. Они населяют поверхность воды, входя в состав планктона.


Gambierdiscus toxicus .


Их яд, сигуатоксин, для рыб безвреден. Он растворяется в организме рыбы и накапливается с каждой съеденной порцией. Чем дольше рыба живёт, тем больше в ней накопилось сигуатоксина. (Поэтому, например, хищных барракуд едят только маленьких. Тех, что выросли до метра в длину, как правило, поймав, отпускают.) У сигуатоксина есть ещё одно свойство, о котором узнали совсем недавно: на людей, ослабленных от авитаминоза, он действует гораздо сильнее.

Понятно, что морякам есть выловленную рыбу было смертельно опасно. Вот и остался у первых мореплавателей на много лет страх ловить рыбу в тропических морях.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

6
1
Другие новости

Оставить комментарий

pyletkas
pyletkas Добавил(а) :
19 марта 2020 12:28 #
ПивоРыбкаТортик
занятно)
занятно)
Сатэн
Сатэн Добавил(а) :
19 марта 2020 13:16 #
ПивоРыбкаТортикЛифчикУважуха2РеспектЗвезда Героя Екабу2Участник Движух ЕкабуПочетный клуб ЕкабуЕкатеринбургПокажитесь уже всеУчастник Зимних игрищ2Забанен админами за неподобающее поведениеУчастник Майской прогулкиХеллоуинЗонтик - 3000 комментовЧайник - 7000 комментовБарабан - 15000 комментовКорона - репутация +1003Малорик - показал(а), как изменился(-ась) с Екабу за 6 лет!8 Марта 2014Весенний ледДР Екабу: 7 летТурнир по боулингуЕкабу Kids MarketШайберЧемпионат по КикеруДжек-ФонарьPacman-буквоедБицепс - 30 000 комментовГубки - 50 000 комментовОсенний лед Екабу 2015Зимние Игрища 2016Лауреат премии Екабу 2015Караоке турнир 2016Майская прогулка 2016ДР Екабу: 9 летЮбилей Екабу. Нам 10 летКоньяк за первую публикацию
Нахрен эта морская рыба, вяленый лещ пресноводный, собственного приготовления под пивас милое дело
Нахрен эта морская рыба, вяленый лещ пресноводный, собственного приготовления под пивас милое дело :114:

показать все комментарии (3)

Написать комментарий:


Привет, Гость!

Для отправки комментария введи свои логин (или email) и пароль

Либо войдите, используя профиль в соцсети
МАТ в камментах - БАН 3 дня!